раздел имущества супругов судебная практика
  (495)125-47-51

Раздел имущества супругов судебная практика


Согласно ст. 33 Семейного кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) законным режимом имущества супругов является режим их общей совместной собственности.
При этом общие положения, регулирующие режим общей совместной собственности супругов, содержатся в Гражданском кодексе Российской Федерации (далее ГК РФ).

Общность имущества супругов прекращается разделом, в результате которого каждый из них становится собственником части имущества, находившегося до раздела в их совместной собственности. Раздел общего имущества в зависимости от того, производится он по взаимному согласию супругов, по требованию одного из них или какого-либо иного заинтересованного лица, может быть как добровольным, так и принудительным.

При отсутствии спора между супругами раздел имущества может быть произведен добровольно. В этом случае супруги заключают соглашение о разделе. При недостижении соглашения совместное имущество супругов делится в судебном порядке. Согласно ч. 3 ст. 38 СК РФ, в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов.

Анализируя судебную практику по данной категории дел, необходимо отметить их большое количество (ввиду специфики рассматриваемых правоотношений), а равно и обозначить проблемные моменты при разрешении споров по разделу имущества супругов.

Опираясь на практику мировых судей г. Иркутска, остановимся на характеристике следующих проблемных вопросов, возникающих при рассмотрении дел о разделе общего имущества супругов:

1. Как было указано выше, суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из. В случае если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация. Однако при этом остается не ясным, должен ли суд получить согласие другого супруга на присуждение денежной или иной компенсации. Большинство авторов полагают, минимальный размер алиментов на ребенка в данном случае по аналогии следует применять ч. 2 п. 3 ст. 325 ГК РФ, согласно которой собственник имеет право (но не обязанность) получить вместо доли денежную или иную компенсацию. Поэтому в случае отказа супруга в компенсации суду придется признать за обоими супругами право общей долевой собственности на указанное имущество. Однако, из анализа судебной практики (в 100 % изученных решений мировых судей г. Раздел имущества супругов судебная практика следует, что при рассмотрении дел о разделе имущества стороны соглашаются с присуждением им денежной или иной компенсации. Следует отметить, что при присуждении другому супругу соответствующей компенсации суд обязан выяснить, имеется ли у супруга реальная возможность выплатить присуждаемую другому супругу компенсацию. При отсутствии возможности выплатить компенсацию последняя не должна присуждаться и суду надлежит найти другое решение, не ущемляющее права одного из супругов (См. подробнее: Чефракова Е. А. Имущественные отношения в российской семье. М., 1997. С. 37.).

Так, мировым судьей одного из судебных участков г. Иркутска было принято решение о разделе имущества, являющегося совместной собственностью супругов, при этом доля супруги (истица по делу) значительно превышала долю супруга (ответчик по делу) в общем совместно нажитом имуществе. В связи с указанным обстоятельством суд решил, что ответчик имеет право на денежную компенсацию, которая и была назначена. Однако, по просьбе истицы, суд, оценив реальную платежеспособность стороны, назначил компенсацию с рассрочкой исполнения на 6 месяцев.

Согласно ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. При этом п. 2 ст. 39 СК РФ содержит исключение из общего правила, которое дает возможность суду отступить от принципа равенства долей. Суд вправе отступить от начал равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающих внимание интересов одного из супругов, в частности, в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество в ущерб интересам семьи. Причинами для увеличения доли одного из супругов могут являться несовершеннолетние дети, которые после развода остаются с ним; его нетрудоспособность, болезнь и т. д. Причинами для уменьшения доли – неполучение супругом доходов выплата алиментов в беларуси неуважительным причинам, злоупотребление спиртными напитками или наркотиками, игра в азартные игры (карты, лотереи и т. п.), т. е. нерациональное распоряжение общим имуществом. Итак, исключение, прежде всего, возможно в том случае, если того требуют интересы детей. Однако, как отмечает Ершова Н. М., отступление от начала равенства долей супругов в общем, совместно нажитом, имуществе должно быть вызвано действительными интересами ребенка, а не просто фактом его передачи одному из родителей. Поэтому интересы ребенка, которые суд хочет учесть при разделе имущества супругов, должны быть всегда конкретизированы и строго обозначены. В противном случае отступление от начал равенства долей супругов, диктуемое «интересами ребенка» может на практике превратиться в новое дополнение к алиментным обязательствам за счет доли одного родителя в общем имуществе (См. подробнее: Ершова Н. М. Имущественные правоотношения в семье. М., 1979. С. 71).

В качестве примера рассмотрим гражданское дело № 0048 (рассмотренное мировым судьей судебного участка Правобережного административного округа г. Иркутска) по иску Г. к П. о разделе имущества. В ходе судебного разбирательства по данному делу суд пришел к выводу, что достоверно установлено, что несовершеннолетня дочь Г. и П. на момент рассмотрения дела проживала с матерью, находилась на полном ее содержании, так как из-за отсутствия работы Г. не оказывает материальной поддержки дочери, также не несет расходов по содержанию квартиры. Поэтому суд посчитал возможным отступить от начал равенства долей супругов в их общем имуществе, определив доли в праве собственности в размере 1/3 за истцом Г. и 2/3 доли за ответчиком П.

В данном случае суд счел необходимым увеличить долю супруга, с которым проживает ребенок, дабы обеспечить жилищные права последнего.

Необходимо отметить, что «разделу подлежит только наличное, т. е. имеющееся на момент раздела, общее имущество супругов, независимо от того, находится оно у супругов или у третьих лиц. Будущее имущество, т. е. то, которое может быть приобретено супругами в будущем, разделено быть не может, за исключением случаев, предусмотренных брачным договором» (См. подробнее: Гражданское право. Т. 3 / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2003. С. 424–425.).

Аналогично решается вопрос с «прошлым» имуществом, которое, как правило, в разделе не участвует. Однако при определенных обстоятельствах указанное имущество может учитываться в составе общего имущества супругов и, соответственно, участвовать при его разделе. Речь идет о случае, когда один из супругов произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи. В таком случае, в целях справедливого раздела учитывается это имущество и его стоимость. В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» отмечается: «учитывая, что в соответствии с п. 1 ст. 34 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, в случае, когда при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость».

Так, мировым судом г. Иркутска было рассмотрено раздел имущества при разводе квартира дело по иску К. к Л. о разделе имущества. В процессе судебного разбирательства было установлено, что истец К. с целью сокрытия не указал в иске о разделе имущества приобретенный в период брака автомобиль, который был продан К. до расторжения брака, без разрешения Л. При принятии решения суд учел данное обстоятельство и включил стоимость проданного автомобиля в общий размер доли К.

2. В судебной практике нередки случаи, когда с иском, содержащим требование о разделе совместного имущества, обращается лицо, состоящее в фактических брачных отношениях, т. е. в незарегистрированном в установленном законом порядке в органах ЗАГСа браке.

Так, например, мировым судьей Октябрьского административного округа г. Иркутска было рассмотрено дело по иску Х. к В. о разделе совместного имущества. В обосновании иска Х. указал, что он состоял в фактических брачных отношениях с В. с марта 1992 г. В 1997 г. у них родилась дочь. В том же году они приобрели квартиру. При судебном разбирательстве было установлено, что спорное имущество было приобретено В. и является ее собственностью. Истец же требовал разделить имущество по правилам ст. 33 СК РФ и Гражданского кодекса РФ об общей совместной собственности супругов. Суд в удовлетворении требований Х. отказал, мотивируя свои выводы следующим образом: «в ходе судебного разбирательства было установлено, что истец и ответчик не зарегистрировали брак в установленном законом порядке и брачный договор в соответствии со ст. 40 СК РФ не заключали». Поэтому мировой судья пришел к выводу, что «спорное имущество (квартира) не является совместной собственностью истца и ответчика».

Анализируя теоретический материал и судебные решения, необходимо акцентировать внимание на следующем:

- Закон, определяя совместную собственность супругов как имущество, нажитое ими в период брака, имеет в виду брак, зарегистрированный в органах ЗАГСа. Совместная собственность возникает только в случаях, предусмотренных законом (п. 3 ст. 244 ГК РФ), а не договором. Следовательно, лица, состоящие в фактических брачных отношениях, не могут приобрести право общей совместной собственности, не регистрируя брак. Необходимо отметить, что «фактическая совместная жизнь», даже длительная, но без соответствующей регистрации брака, не создает совместной собственности на имущество. В подобных случаях может возникнуть общая долевая собственность лиц, которые своим трудом или средствами приобрели какое-либо имущество. В таком случае их имущественные отношения будут регулироваться не семейным, а гражданским законодательством (См. подробнее: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / отв. ред. И. М. Кузнецова. М., 2001. С. 61.). Доли указанных лиц в общем имуществе определяются в зависимости от степени их участия средствами и личным трудом в приобретении имущества. По данному поводу дал соответствующие разъяснения Пленум Верховного Суда Российской Федерации.

- Как отмечалось выше, право общей совместной собственности возникает только в случаях, предусмотренных законодательством. Семейный кодекс наделяет фактических супругов правом заключать брачный договор, в котором они могут определить судьбу совместного имущества, т. е. самостоятельно установить режим общей совместной собственности. Однако в соответствии со ст. 41 СК РФ «брачный договор, заключенный до государственной регистрации заключения брака, вступает в силу со дня государственной регистрации заключенного брака». Соответственно ранее указанной государственной регистрации брака, нормы брачного договора силу иметь не будут.

3. Недостаточно урегулирован вопрос относительно момента, с которого начинается срок исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут. На первый взгляд, позиция законодателя представляется предельно ясной. Ст. 38 СК РФ говорит о том, что к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется 3-летний срок исковой давности. Однако указанная статья ничего не говорит о начале течения срока давности. Вместе с тем, ст. 9 СК РФ, регулирующая общие принципы применения исковой давности к семейным правоотношениям, отсылает к нормам гражданского законодательства. В п. 1 ст. 200 ГК РФ определено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим кодексом иными законами. Но в отношении раздела совместного имущества супругов они не установлены ни гражданским, ни семейным законодательством. Следовательно, анализ действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что течение срока исковой давности по искам о разделе общего имущества супругов начинается в момент, указанный в п. 1 ст. 200 ГК РФ.

Такого же мнения придерживается и Пленум Верховного Суда РФ. В п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» отмечается, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует как найти должника по алиментам не со времени прекращения брака (для государственной регистрации расторжения брака в органах ЗАГСа, а при расторжении брака в суде – для вступления в законную силу решения суда), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Тогда справедливо возникает вопрос: с какого момента право одного из супругов считается нарушенным? Здесь выработалось два подхода:

1. Это право должно считаться нарушенным, когда между бывшими супругами возник спор по поводу раздела общего имущества или определения размера долей в нем. Если же спора нет, общая собственность супругов может существовать до тех пор, пока общее имущество сохраняется в натуре и живы оба собственника (См. подробнее: Гражданское право. Как получить алименты на ребенка. 3 / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М., 2003. С. 430.).

2. Вторая точка зрения связывает вопрос начала исковой давности с моментом расторжения брака. По мнению ее сторонников, исчисление срока исковой давности с момента расторжения брака создает большую правовую определенность, что соответствует самой цели этого правового института (См. подробнее: Антокольская М. В. Семейное право. М., 2002. С. 150 и др.). Супруг, требуя раздела, знает, что непредъявление иска в течение 3 лет после развода мешает его правам на удовлетворение иска о разделе имущества, если другой супруг сошлется на истечение срока давности. Это стимулирует его к предъявлению иска в течение 3-летнего срока. С другой стороны, второй супруг, а также все лица, интересы которых могут быть до какого возраста платят алименты разделом имущества, знают, что после истечения трехлетнего срока раздел имущества им больше не угрожает.

На первый взгляд, первая теория полностью соответствует положениям законодательства. Но анализ практики позволяет сделать следующие выводы: судьи при разрешении подобных споров часто связывают момент расторжения брака с моментом начала течения срока исковой давности для раздела совместного имущества супругов, определяя его как момент, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Однако согласно первой точке зрения право должно считаться нарушенным, когда между бывшими супругами возник спор по поводу раздела какой процент алиментов. В связи с этим представляется более правильным считать моментом возникновения спора момент, когда лицо узнало о нарушении своего права. А, в свою очередь, момент расторжения брака признать совпадающим с моментом, когда лицо должно было узнать о нарушении своего права.

Так, 15 сентября 2002 г. мировым судьей Октябрьского административного округа г. Иркутска, было рассмотрено гражданское дело по иску П. к С. о разделе имущества, нажитого в период брака. В процессе судебного разбирательства было выяснено, что брак между П. и С. решением Октябрьского районного суда был расторгнут 10 марта 1998 г., при этом вопрос о разделе совместно нажитого имущества истицей не ставился. Давая оценку собранным по делам доказательствам, суд пришел к выводу, что истица предъявила иск за пределами установленного срока исковой давности. Суд обосновал свою позицию следующими аргументами.

В соответствии со ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, следовательно, течение срока исковой давности по данному иску началось с 11 марта 1998 г. и закончилось 11 марта 2001 г. Далее суд указал на обстоятельства, свидетельствующие, что «о нарушении таких принадлежащих собственнику прав, как право владения, пользования и распоряжения П. должна была узнать заранее – с момента расторжения брака, однако требование о защите нарушенных прав собственника ею в установленном законом порядке не предъявлялись».

Приведенный пример подтверждает рассуждение о том, что момент возникновения нарушенного права (момент, когда лицо должно было узнать о нарушении своего права) на практике признается совпадающим с моментом расторжения брака. Думается, можно признать алименты на супругу позицию обоснованной и справедливо говорить о том, что момент расторжения брака совпадает с моментом начала течения срока исковой давности для предъявления требований о разделе общего совместного имущества супругов. Поводя итог вышесказанному, необходимо отметить, что рассмотренными вопросами круг проблем, связанных со спорами о разделе совместного имущества супругов не ограничивается. В частности, вызывают интерес вопросы раздела недвижимого имущества, особенности правового режима объектов интеллектуальной собственности в имуществе супругов и другие. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о необходимости совершенствования действующего семейного законодательства.


Комментарии

Нет комментариев ...

Оставить комментарий